Санкт-Петербург

www.opeterburge.ru

Всё, что нужно знать о Петербурге

Большой Террор. Часть I

Сразу же после убийства Кирова (01.12.1934) город захлестнули репрессии. В декабре 1934 г. бывали ночи, в которые в подвалах Ленинградского УНКВД расстреливали до 200 человек. 09.01.1935 вынесен приговор 77-ми участникам ленинградской «зиновьевской группы» – одни были осуждены на разные сроки, другие (Зиновьев, Каменев и приближённые к ним члены оппозиции) подлежали незамедлительному уничтожению. За показательными процессами по т.н. делу «московского центра» последовали новые суды и приговоры. В частности, суд над лидерами ленинградского комсомола, из которых НКВД оформил «ленинградский центр», якобы направлявший убийцу Кирова Л. Николаева.
27.02.1935 составлен циркуляр НКВД о выселении из города и прилежащих районов контрреволюционного элемента – только в течение месяца из Ленинграда было выселено около 12 000 человек. Массовые депортации (в основном представителей интеллигенции – большей частью коренных петербуржцев), которые будут продолжаться вплоть до 1941 г., уничтожат противопоставление «имперской» и «пролетарской» части города.

В деле очищения страны от представлявших опасность «чуждых элементов», теперь именуемых не иначе, как «врагами народа», Ленинград был предназначен для особо безжалостной обработки. Большая Чистка началась именно с него – Сталин поставил цель искоренить оппозиционный дух этого города раз и навсегда. Постоянный страх становится неотъемлемой частью жизни, как и приезжающие по ночам за арестованными зловещие чёрные автомобили, получившие прозвище «чёрных воронов» или «чёрных марусь». (Обычные фургоны, используемые для тех же целей, имели маскировочные продуктовые надписи: «мясо», «молоко», «хлеб»). Люди избегают ходить в гости, откровенно беседовать с друзьями – все боятся доносов. В это же время беспрестанно цитируемым высказыванием, по которому якобы живёт страна, становятся слова Отца Народов: «Жить стало лучше, жить стало веселее».

С точки зрения степени предполагаемой опасности для государства лица, подлежащие репрессиям, делились на 2 категории. К 1-й отнесены наиболее враждебные (по усмотрению НКВД) – они должны подвергаться немедленному аресту и после кратких, чисто формальных следствия и суда (длившихся в совокупности не более 10-15 дней) – расстрелу. Остальные, «менее активные», но всё же враждебные элементы подлежат аресту и заключению в лагеря или тюрьмы на срок от 8 до 10 лет. Для каждой категории определялись свои «нормативы» – т.е. сколько из каких надлежало арестовать. Например, в копии одного из приказов, направленного в Ленинградское УНКВД наркомом внутренних дел Ежовым указывалось: «…2. Согласно представленных Вами учётных данных, утверждаю Вам следующее количество подлежащих репрессиям:
1. по первой категории – 4 000
2. по второй категории – 10 000
… на проведение операции отводится 4 месяца».
В приказе также отмечено, что предписываемые нормативы являются ориентировочными – допускается их общее уменьшение, перевод из одной категории в другую. Однако категорически запрещается самочинное превышение указанных нормативов. При этом должна строго соблюдаться последовательность арестов: сначала проводятся аресты по 1-й категории, потом 2-й (только после полного завершения арестов первого этапа).

О каждом подозреваемом собираются подробные биографические данные и способные стать компроматом материалы. Арест сопровождается обыском, основными объектами в котором являются: оружие, боеприпасы, военное снаряжение, взрывчатые, отравляющие и ядовитые вещества, котрреволлюционная литература, драгметаллы (в монетах, слитках, ювелирных изделиях), иностранная валюта, множительные приборы и частная переписка. 

Участью членов семьи репрессированных является либо направление в лагеря или трудпосёлки, либо выселение за пределы города и области.

 

Текст подготовила Анна Тирле


Защитный код
Обновить