Санкт-Петербург

www.opeterburge.ru

Всё, что нужно знать о Петербурге

Изменение политики в отношении Церкви. Принятие в лоно РПЦ обновленцев. Часть I

Патриотическая деятельность Русской Православной Церкви во время Великой Отечественной войны, немало способствовавшая общей Победе, заставила Сталина пересмотреть политику в отношении религии. Начиная с 1941 г., государство было вынуждено пойти на некоторые уступки в отношении Церкви: прекратилась антирелигиозная пропаганда, для богослужений открылись храмы, из тюрем и лагерей частично выпустили священнослужителей. Когда на фронте произошёл перевес в сторону СССР, Сталин сделал радикальный шаг - 04.09.1943 он принял троих правящих православных иерархов: Патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского), митрополита /Ленинградского и Новгородского/ Алексия (Симанского) и митрополита Николая (Ярушевича). (По одной версии встреча проходила в Кремле, по другой - на даче Сталина, где присутствовал только владыка Сергий). Этот исторический приём знаменовал потепление государственно-церковных отношений. На нём было получено разрешение на выборы Патриарха, открытие приходов и духовных учебных заведений, выпуск религиозных изданий и др.

В 1943 г. издан приказ "О сохранении и ограждении от разрушения памятников культуры народов СССР". Под его действие попали и церкви - в храмах впредь запрещалось устраивать склады и предписывалось не допускать их разрушения. В том же году принято секретное постановление ГКО "Об утверждении мероприятий по улучшению работы разведывательных органов СССР", согласно которому религиозные организации впервые были включены в круг интересов советской внешней разведки. Происходили и другие перемены. В сентябре 1943 г. вышел 1-й номер "Журнала Московской патриархии"; в конце 1943 г. митрополиту Ленинградскому Алексию был разрешено иметь технический аппарат и 15.04.1944 г. в здании Никольского собора открылась епархиальная канцелярия.

Тем не менее, РПЦ продолжала пребывать под тотальным контролем и любые её попытки расширить свою деятельность в миру пресекались. В 1943 г. для осуществления взаимодействия правительства и Патриархии был образован Совет по делам Русской Православной Церкви. (Уполномоченный Совета назначался в каждую из республик, краёв и областей СССР). Фактически же деятельность этого органа обернулась грубым вмешательством во все церковные дела.

Руководство Советом по делам РПЦ Сталин возложил на Наркомат госбезопасности. Возглавил Совет, соответственно, полковник этого ведомства, некто Г. Карпов. (До этого он руководил отделом, который осуществлял разные антицерковные акции. Характерно, что Карпову было разрешено совмещать его новую деятельность с исполнением прежних обязанностей).

Не оправдались и некоторые другие надежды Патриархии. В частности прошение митрополита Алексия (переданное лично Сталину при их исторической встрече в сентябре 1943 г.) об освобождении находящихся в заключении священнослужителей было выполнено только частично. Многих из представленного владыкой списка действительно вскоре освободили (в т.ч. 11 архиереев), однако это была явно меньшая часть мучеников за веру, продолжавших оставаться узниками тюрем и лагерей.

Духовенство в целом всё ещё вызвало недоверие власти. Об этом, в частности, может свидетельствовать пример, приводимый в воспоминаниях архиепископом Никоном (Фомичевым): митрополит Алексий в 1944 г. старался не "компрометировать" его, еще не принявшего сан, своей близостью. Зайдя как-то вместе в трамвай, владыка, оставшись в начале вагона, велел Фомичеву сесть в конец - чтобы их не видели вместе. В этот период больше создавалась видимость благополучного решения религиозного вопроса (г.о. для мировой общественности), на деле же государство отнюдь не было заинтересовано в расширении нравственного влияния РПЦ и вообще реабилитации религии.

Текст подготовила Анна Тирле


Защитный код
Обновить