Санкт-Петербург

www.opeterburge.ru

Всё, что нужно знать о Петербурге

Война с «опиумом для народа». Часть I

По мере набирающего обороты террора усиливается и антирелигиозная борьба. В 1935 г. власти приняли план, предусматривающий срочное закрытие всех церквей в Ленинграде. Однако, несмотря на это, на рождественское богослужение 1936 года в 41 храм города пришло 107 398 человек (по данным Комиссии по делам культов).
Перепись населения 1937 г. показала, что более половины граждан СССР (52,6 %) в возрасте от 16 до 60 лет верят в Бога. Среди мусульман этот показатель равнялся 66,2 %, среди христиан - 54,5 %, у евреев - 17, 4 %. Кроме того, уравнение служителей культа в правах с остальными гражданами, провозглашённое конституцией 1936 г., многими верующими было воспринято буквально - священников пробовали выдвигать даже кандидатами на выборах в Верховный Совет, назначенных на декабрь 1937 г. В ответ на что, преследования служителей религии были только усилены.

Несмотря на неослабевающую антицерковную пропаганду, закрытие и разрушение храмов, репрессии против священнослужителей и верующих, окончательно придушить религию никак не удавалось. На 10.06.1937 г. в Ленинграде оставалось только 34 действующих православных храма (не считая синагог и мечетей), которые были переполнены прихожанами. Например, в Князь-Владимирском соборе на рождественскую службу пришло 15 000 человек. Такое положение делало невозможным проект 1935 г. по срочному закрытию всех молельных домов.

  У входа в Музей истории религии и атеизма   

В пропаганде атеизма в Ленинграде ведущая роль была возложена на Музей истории религии и атеизма, открытый в 1937 г. в бывшем Казанском соборе - там экспонировались конфискованные предметы разных религиозных культов. Особое внимание уделялось экспонатам, связанным с устрашением и силовым воздействием ортодоксальных конфессий на свою паству - еретиков или лиц, не соблюдающих религиозные ритуалы и уставы. Например, рядом с музейной экспозицией, посвящённой инквизиции, располагался макет синагогальной темницы. Этот образец, на который неизменно обращалось внимание посетителей, удостаивался красочных комментариев экскурсоводов, вещавших, что за малейшее ослушание верующих ожидали смертная казнь или пытки. Для контраста с мракобесными временами приводился день сегодняшний, когда "советской наукой доказано, что Бога нет", а "советская партия и правительство проявляют всемерную заботу о просвещении своего народа" и "за атеизм, в отличие от средневековья, не преследуют".

Митрополит Алексий (Симанский),
местоблюститель Патриаршего престола

 

Помимо религиозной литературы и совершения религиозных ритуалов под запретом оказались даже обычные детские куклы. Вместо кукол, которых девочки традиционно убаюкивали, купали и кормили, в детских учреждениях раздавали тряпичные чучела попов, похожих на монстров, - чтобы предотвратить развитие "гипертрофированного материнского чувства", а также сызмальства закрепить отвращение к религии и ко всему с нею связанному. Однако девочки, упрямо следуя своему "гипертрофированному материнскому чувству" продолжали убаюкивать и кормить своих тряпичных дочек-попов.

К 1939 г. в Ленинграде на свободе осталось четыре правящих архиерея - митрополиты: Сергий (Старгородский), Алексий (Симанский), Николай (Ярушевич), Сергий (Воскресенский). А из ленинградских священников на свободе пребывали всего 10 человек. Последние действующие храмы закрывались, служить было физически некому. Так, выселенный из своих покоев в Новодевичьем монастыре Митрополит Алексий некоторое время жил на колокольне Князь-Владимирского собора, а затем поселился в Никольском соборе. (С этого времени Никольский собор становится кафедральным собором Ленинградской епархии).

Текст подготовила Анна Тирле
 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить