Санкт-Петербург

www.opeterburge.ru

Всё, что нужно знать о Петербурге

Воскресители петербургской легенды: театр, балет, литература («самиздат»). Часть II

Другим храмом высокого искусства для ленинградцев в 1950-1960-е гг. был Кировский театр (Мариинский) - дом величайшей в мире классической балетной труппы. Существовавшая в симбиозе со знаменитой балетной школой (под руководством А.Я. Вагановой) эта труппа культивировала и сохраняла чистоту техники классического танца, унаследованную от несравненных мастеров предшествующих поколений.
С начала 1930-х г. большинство успешных постановок Кировского были драмбалетами ("Пламя Парижа", "Лауренсия", "Бахчисарайский фонтан", "Ромео и Джульетта", "Спартак" и др.) - в которых большее внимание уделялось логичному развитию сюжета, психологической мотивировке поведения героев и выразительности массовых сцен, нежели изобретению виртуозных па.

Ряд лучших из них ("Ромео и Джульетта", "Лауренсия", "Спартак") были созданы в Кировском театре, и лишь спустя время перенесены в Большой. В драмбалетах любили выступать великие танцовщики Кировской сцены: Г. Уланова (роль Джульетты в балете С. Прокофьева стала её ключевой партией и в России, и на Западе), Н. Дудинская и К. Сергеев (в "Медном всаднике" они вопреки замыслу хореографа Р. Захарова - показать, что интересы государства всегда выше устремлений маленького человека, вызывали у зрителей горячее сочувствие к своим персонажам), А. Шелест, М. Семёнова, В. Чабукиани, А. Ермолаев ("драматический" репертуар в творчестве этих двух суперзвёзд Кировской сцены стал главным средством для обновления мужского танца. Их смелые прыжки, скульптурные позы и драматизм интерпретаций предвосхитили будущие шумные успехи Р. Нуреева и М. Барышникова). Ревниво наблюдавший за достижениями ленинградского балета Сталин немало способствовал смешению петербургского и московского балетных стилей. По его указанию ряд блистательных артистов Кировской труппы (Семёнова, Уланова, Ермолаев, Чабукиани и др.), включая ведущих балетмейстеров, были один за другим переведены в Большой театр.

Мариинский театр. Большая советская энциклопедия. понятие
Этот театр стал источником громкого открытия в советском балете периода "холодной войны", и он же в мае 1961 г. вызвал к жизни не менее громкий скандал во всей советской культуре. Причина того и другого - Рудольф Нуреев. Его легендарный "прыжок на свободу" во время парижских гастролей Кировского театра взбудоражил всю западную общественность. (В СССР власти прилагали неимоверные усилия, чтобы замолчать болезненный для них инцидент. Однако "побег" артиста бесконечно обсуждали на собраниях и в интеллектуальных кругах Ленинграда).

Рудольф Нуреев   

Звезда Нуреева (как позднее и М. Барышникова) взошла на орбите Кировского балета благодаря уникальному педагогу, соратнику Вагановой в области мужского танца - А.И. Пушкину. Именно он разглядел и развил талант неистового башкирца, которого собирались изгнать из балетной школы. Тонкий психолог, опытный и чуткий учитель, Пушкин взял одарённого строптивца в свой класс и за 3 года (вместо положенных 9-ти), сделал из него величайшего в своём роде танцовщика, потрясшего аудиторию на выпускном выступлении в 1958 г. После победы в том же году на Всесоюзном конкурсе артистов балета Нурееву поступили приглашения занять место солиста от 3-х ведущих балетных коллективов: Большого театра, Театра им. Станиславского и Немировича-Данченко и Кировского театра. Нуреев выбрал Кировский. В течение 3-х лет он успел станцевать на его сцене сольные партии в "Дон Кихоте", "Корсаре", "Баядерке", "Спящей красавице", "Жизели", "Лауренсии"; его партнёршами были Н. Дудинская, А. Шелест и др. Однако никакие профессиональные успехи не могли снискать Нурееву благоволение балетного и пр. начальства. Ему постоянно ставили в вину, что он "отравляет атмосферу" и "противопоставляет себя коллективу". Кировский балет, хотя и парил над повседневной действительностью, всё же оставался микрокосмом советского государства, в котором превыше всего ценились дисциплина и послушание.

Джордж Баланчин  (Георгий Мелитонович Баланчивадзе)

Вскоре культурную элиту Ленинграда ожидали ещё две сенсации: в 1962 г. город наблюдал триумфальное возвращение на родину (хотя и кратковременное) двух мировых титанов русского авангарда - И. Стравинского и Д. Баланчина. Первым нанёс визит Стравинский: на выступлениях в Филармонии он дирижировал своими композициями. 58-летний Д. Баланчин, приехавший со своей труппой "Нью-Йорк сити балле", презентовал на сцене Кировского театра балет на музыку Стравинского "Агон". 

Старшее поколение отреагировало на творение прижизненного гения саркастической гримасой, охарактеризовав "Агона" "Агонией". Но для артистической молодёжи Ленинграда эти гастроли, стали знаковыми событиями - оказалось, что петербургский миф открыто реализовывался на международной арене, а не был лишь достоянием отечественного подполья.

Игорь Фёдорович Стравинский   

Долгое время о западной ветви петербургского модернизма в России нельзя было упоминать, тем более с восхищением. Когда же двум её ведущим представителям было дозволено посетить Ленинград, это вызвало в местных творческих кругах прилив оптимизма, и для многих явилось толчком к развитию собственных поисков и экспериментов. Рассказы о реакциях Стравинского и Баланчина во время пребывания в Союзе, их оценках мгновенно облетели интеллигентский бомонд Ленинграда, став на долгие годы барометром актуальных мнений и местного "хорошего вкуса".


Текст подготовила Анна Тирле

 


Защитный код
Обновить