Санкт-Петербург

www.opeterburge.ru

Всё, что нужно знать о Петербурге

Воскресители петербургской легенды: театр, балет, литература («самиздат»). Часть III

В конце 1950-х партийная цензура вновь наложила табу на лагерную тему и на переоценку советской истории. Снова чрезвычайно агрессивно стали пресекаться любые проявления творческого самовыражения, как преступные отступления от обязательного для всех писателей соцреализма. Произведения, показывающие и анализирующие реальную жизнь с её, наболевшими ненадуманными проблемами покидали легальные литературные и публицистические трибуны. Не приемлющая партийных установок и заповедей соцреализма литература ушла в подполье - возник ленинградский "самиздат".

"Самиздат" открывал то, что замалчивала официальная печать. Так, перепечатывались на машинке и переписывались от руки произведения поэтов Серебряного века: А. Ахматовой, М. Волошина, Н, Гумилёва, М. Цветаевой, О. Мандельштама. Это был мощный пласт культуры, неизвестный и недоступный многим поколениям советских читателей. В "списках" ходили и стихи советских поэтов, в т.ч. членов Союза писателей, которые по каким-либо соображениям не пропускала цензура, - О. Берггольц, А. Твардовского и особенно Б. Слуцкого. "Самиздат" также являлся средством реализации творческого потенциала для авторов, чьи произведения никогда не публиковались.
Преобладала в "самиздате" поэзия, но распространялась и проза от М. Булгакова и А. Платонова до Г. Владимова и братьев Стругацких. Значительную часть ленинградской "самиздатовской" продукции составляли произведения А. Солженицына, а также русская эмигрантская литература, в т.ч. религиозные и философские труды (Н. Бердяева, П. Флоренского и др.).

Самиздатовская копия стихов В. Высоцкого

Распространялись нелегальные произведения, как правило, в машинописных копиях, отпечатанных на тонкой бумаге под копирку слепым шрифтом (в машинку заправлялось сразу по 6-8 листов), т.к. вся множительная техника (ротаторы, а позднее ксероксы) находилась под строжайшим государственным контролем, и её самовольное использование влекло уголовную ответственность. Аналогичные последствия грозили и распространителям запрещённой литературы. И, тем не менее, эти произведения передавали из рук в руки, давали на одну ночь; устраивались коллективные читки. Вместе с попавшимся на хранении или распространении "самиздата" в поле внимания "органов" незамедлительно попадал также весь круг его друзей и знакомых. Их, как потенциально неблагонадёжных, ставили на учёт и также карали "за антисоветскую деятельность", если при обыске находили у них "самиздатовские" рукописи.

Легендарная пишущая машинка «Эрика», служившая
рабочим инструментом для многих участников самиздата

Легендарная пишущая машинка «Эрика», служившая рабочим инструментом для многих участников самиздатаДругой формой деятельности ленинградского "самиздата" была неофициальная периодика - газеты, журналы, альманахи, выпускавшиеся группами единомышленников. Многие из таких изданий пресекались уже после первого или второго номера. Такова судьба ряда студенческих газет. Например, в 1956 г. на историко-филологическом факультете Педагогического института (им. А.И. Герцена) была выпущена газета "Литфронт литфака", авторы которой не только не придерживались в своём поэтическом творчестве канонов соцреализма, но и написали статью, в которой в пух и прах раскритиковали этот единственный признаваемый советским искусством художественный метод.

Статья "Дискуссия о соцреализме" была опубликована в № 2, ставшим последним номером "Литфоронта", после чего её авторов-издателей исключили из института. (Несмотря на это, многие из них впоследствии более или менее успешно реализовали свои способности: С. Фомичёв - ныне известен как авторитетный пушкинист, Л. Коносов - поэт, А. Александров, умерший несколько лет тому назад, - был исследователем творчества А. Блока, Д. Хармса и др. поэтов. Профессиональными литераторами стали и другие "самиздатовские" авторы, исключённые в своё время из Университета и др. вузов, отбывавшие срок тюремного заключения, высланные за границу).

Образец пластинки «на костях» - подпольной формы распространения музыкальных записей, которые нарезали на рентгеновских снимках

Образец пластинки «на костях» - подпольной формы распространения музыкальных записей, которые наререзали на рентгеновских снимках
Значимым явлением в нише "самиздата" в 1950-1960-х гг. были также рукописные журналы и альманахи: "Ересь" (Библиотечного института), "Оптима" и "Луч" (ЛГУ), "Колокол" (Технологического института), "Альманах" (Педагогического института).
Деятельность "самиздата" также связана с диссидентским движением: подпольно распечатывались открытые письма, заявления протеста, стенограммы политических процессов и т.п. Так, в 1964 г. в ленинградском самиздате появилась распечатка стенограммы процесса над И. Бродским, а в 1966 г. - распечатка по процессу над Ю. Даниэлем и А. Синявским.

Текст подготовила Анна Тирле


Защитный код
Обновить