Санкт-Петербург

www.opeterburge.ru

Всё, что нужно знать о Петербурге

Изменение политики в отношении Церкви. Принятие в лоно РПЦ обновленцев. Часть III

Победный 1945-й год стал поворотным и для внутренней жизни РПЦ: постановление Правительства СССР от 22.08.1945 представило её подразделениям, организациям и органам ограниченные права юридического лица. Теперь Патриархия, епархиальные управления, приходские общины могли открывать банковские счета, приобретать недвижимые объекты, открывать предприятия, осуществлять наём работников и совершать др. сделки, предусмотренные советскими законами. Приходам также разрешалось снова пользоваться колокольным звоном. (Фактически это постановление аннулировало основные положения декрета 1918 г. "Об отделении Церкви от государства").

Состоявшийся в начале 1945 г. в Москве Поместный собор избрал нового Патриарха (им стал митрополит Алексий) и принял новое "Положение об управлении РПЦ". Согласно этому документу обладателем верховной власти становился Патриарх, которому были подчинены все церковные объединения, органы и иереи Православной Церкви на территории СССР (с последовательным подчинением нижестоящих органов вышестоящим). Действовавшие до этого по всей стране т.н. "двадцатки" (единственно признаваемые советской властью религиозные объединения) были переименованы в приходские общины, высшим органом управления которых стали общее приходское собрание и избираемые на нем исполнительные и контролирующие органы. Священник, который ранее как бы нанимался "двадцаткой", теперь возглавлял общину и председательствовал в её исполнительном и контрольном органах.

1423630081 img001

После освобождения оккупированных территории Ленинградской области перед правящими архиереями встала задача решения судьбы десятков приходов, открытых и действовавших при оккупантах, а также их многочисленных священников. Сложность и противоречивость заключалась в двояком взгляде на этот вопрос правительства и Церкви. Фактом было то, что в годы оккупации на этих территориях наблюдался всплеск религиозного сознания. С подачи Православной Миссии (образованной во Пскове в августе 1941 г.) в занятых немцами районах Ленинградской области открылось свыше 300 храмов, которые отнюдь не стали очагами антисоветской пропаганды, но напротив (вопреки планам захватчиков) превратились в опорные пункты русского национального самосознания.
По данным из отчета ленинградского уполномоченного Совета по делам РПЦ за II квартал 1944 г.: "… в освобождённых районах в период оккупации по неполным данным действовало 207 церквей (41 из них уничтожена гитлеровцами при отступлении), в которых насчитывалось 128 представителей духовенства (из них ушли добровольно или было насильно угнаны - 55человек). Большинство из оставшихся радостно встретило освободителей".

Учитывая это, руководство РПЦ старалось применять к священникам, исполнявшим свои обязанности при немцах, индивидуальный подход. Так, постановлением Синода от апреля 1944 г. все рукоположения клириков, совершенные в Ленинградской области в период оккупации, признавались действительными, вопрос же об оставление их во главе приходов был передан на рассмотрение митрополита Алексия. Тем не менее, НКВД (вскоре после этого решения Синода) провело массовые аресты служивших при гитлеровцах священников, в т.ч. уже утвержденных митрополитом.
В феврале 1945 г. в здании Дома Офицеров (Литейный пр., 6) проходил судебный процесс над членами Управления Псковской Православной Миссии. Большинство обвиняемых получили по 20 лет лагерей. Подобная участь постигла и многих других духовных лиц, совершавших богослужения в церквах на оккупированной территории Ленинградской области. Что касается открытых при оккупантах храмов, то именно с них стали предприниматься попытки ликвидации действующих церквей. Членам тамошних приходских общин приходилось бороться против их закрытия и (или) передачи здания церкви на нерелигиозные нужды.

Текст подготовила Анна Тирле


Защитный код
Обновить