Санкт-Петербург

www.opeterburge.ru

Всё, что нужно знать о Петербурге

Квартирный вопрос плюс приватизация. «Амбициозные проекты» в градостроительстве. «Скульптурное» направление благоустройства. Вклад крупного бизнеса в возрождение культуры. Часть I

Накануне приватизации (1993 г.) Петербург являлся столицей коммуналок. Точное их количество теперь уже не установить, т.к. статистика по этому поводу долгое время почему-то считалась секретной и не предоставлялась для исследований. Специалисты в этом вопросе называют показатель: 40 % от всего жилого фонда. При этом не ясно 40 % от чего конкретно - квадратных метров, количества коммунальных квартир, домов, в которых есть такие "родимые пятна социализма" или от чего-то ещё? Достоверно известно другое: в центре в коммуналках в этот период проживало 80 % населения города. При этом тысяч пять домов в "старом" Петербурге вообще лежали почти в руинах. В этой ситуации объявленная вдруг приватизация (частная собственность на объекты недвижимости) исправно катализировала "Великое расселение", которое происходило в городе на протяжении 1990-х.

К очередям на квартиру добавляются очереди на приватизацию. Приватизировать разрешается за деньги или бесплатно. Мгновенно выходят из подполья гонимые при советской власти маклеры, как грибы после дождя растут риэлторские фирмы. Первое агентство недвижимости в Петербурге - "Дом Плюс" появилось в 1991 г. (в 1998 г. оно прекратило своё существование).
На 1996 г. (по свидетельству тогдашнего руководителя Управления по связям с общественностью Жилищного Комитета мэрии Санкт-Петербурга А.Д. Беспалова) в городе осталось 13 % коммунальных квартир. Опять же 13 % от чего (метража, количества квартир, домов) - не известно.

Когда начался глобальный исход из общественных ульев и превращение их в личные гнёзда, первой была полностью расселена по фасаду Таврическая улица (Слуцкого). Новыми жильцами этой наиболее модной в 1990-е гг. питерской авеню стали чиновники, имевшие дела с бизнесменами, и бизнесмены, имевшие дела с чиновниками, - суммарно составляющие олигархию.
Квартиры, размер которых начинался от 150-180 кв. м (как, например, великолепные дома начала века на Каменноостровском проспекте) в 1990-е ещё пугали сложностью расселения. В 2000-е гг. ситуация переменилась - появились богачи, которым стало по карману "вычистить" и центр. Именно это обстоятельство позволило впоследствии формировать в таких домах наиболее однородный состав новых владельцев. (Нынче застать убедительно-красочный сюжет о густонаселённой коммуналке, обычный для ранних 1990-х, когда в одной квартире у камина девочка играет на флейте, в прихожей гоняют мяч старик с собакой, сынишка надзирательницы "Крестов" пугается гипсовых ушастых рыб на потолке, а рыжая повариха "в бигудях" кипятит в кастрюле бельё и сообщает редкие гадости про всех вышеперечисленных, - уже вряд ли удастся. Там, где некогда кипели коммунальные страсти, восстановлены дубовые арки, с рыбьих ушей снята лапша масляной краски, а консьерж кланяется бизнесмену с оперной фамилией).

Новых стройплощадок в начале 1990-х в Петербурге не появилось, но стартовал социальный передел старых районов - каждый из них отрабатывал свою версию социального равенства. Однако взгляды на то, каким должно быть хорошее жильё, быстро менялись. Так, иссяк ажиотаж по поводу "Чёрной речки", "центра", моды на сталинский домострой на Московском проспекте и объединение квартир (когда богатые эпохи малиновых пиджаков и ликёра "Амаретто" скупали квартиры пачками и объединяли их по горизонтали и вертикали, пока дело не упиралось в какой-нибудь швеллер, на котором, как оказывалось, стоял весь дом). Постепенно новосёлы с деньгами пришли к необходимости не приватизации квартир, как таковой, а к созданию кондоминиумов (товариществ собственников жилья).

Побочным эффектом приватизации стало появление (не только в Петербурге, но и по всей стране) категории лиц без определённого места жительства (БОМЖей) - людей, нередко сильно пьющих, лишившихся какого бы то ни было жилья вследствие махинаций недобросовестных дельцов и агентств. Квадратные метры сделались ходовым товаром, а торговля ими - очень прибыльным занятием. (При этом рынок недвижимости до сих пор остаётся одним из наиболее диких рынков в постсоветской России). Обман воспринимается, как синоним бизнеса, когда от риска быть "кинутым" не застрахован никто. Убийство с целью отъёма квартиры прочно входит в криминальную хронику и сюжеты телесериалов.

 

Текст подготовила Анна Тирле
 


Защитный код
Обновить