Санкт-Петербург

www.opeterburge.ru

Всё, что нужно знать о Петербурге

Кампания против юдофобства

«Оттепель» НЭПа способствовала учащению проявлений антисемитизма, которые нередко принимали религиозный характер. Русская Православная Церковь, будучи еще влиятельной оппозиционной силой, нередко истолковывала народу антирелигиозные меры правительства, как борьбу евреев с христианством.
01Очередной подъём антиеврейских настроений в Петрограде вызвала реквизиция церковных ценностей под предлогом помощи голодающим Поволжья и особенно расправа властей с петроградским митрополитом Вениамином Казанским и др. высшим духовенством. Толпа собиралась около церквей, оказывала сопротивление милиции и призывала к расправам над евреями. «Из синагог ценностей не изымают» – нередко аргументировались подобные призывы.

К середине 1920-х образ еврея-большевика, как источник антисемитских настроений, потеснил образ еврея-нэпмана, захватившего в свои руки лавки Апраксина двора. Рост численности и социальное продвижение евреев в Ленинграде усиливали неприязнь к ним остального населения. В быту от проявлений антисемитизма особенно страдали те, кто был вынужден в условиях острой нехватки жилья проживать в коммунальных квартирах и общежитиях, где подчас негде было скрыться от мучителей.
Разгром в 1926 г. «объединённой оппозиции» – группировки Троцкий, Зиновьев, Каменев, Лашевич многими был воспринят, как исправление, допущенного Лениным непропорционально большого представительства евреев в верхах власти.

    Палачи из продотрядов, исполнители   
    антирусского террора иудеев-большевиков   

Юдофобия проникла во все слои общества и сферы деятельности, от армии и партийных коммунистических организаций до вузов и школ. Особенно серьёзный рост антисемитизма был отмечен на заводах, куда в основном поступали работать вчерашние крестьяне. (В 1928-1929 гг. возобновилась политика насильственных реквизиций зерна в деревнях. Вследствие чего Ленинград стал принимать массы разорённых, озлобленных сельских жителей области – носителей антисоветских настроений, выливающихся в антисемитизм). Попытки власти доказать рабочим, что евреи – такие же труженики, добиться осуждения антисемитов часто наталкиваются на сопротивление; административные меры наказания за антисемитизм на производстве общественной поддержкой не пользуются.

Обеспокоенное ростом антиеврейских выступлений, правительство еще в 1924 г. разворачивает в Ленинграде широкую пропагандистскую кампанию против юдофобства, которая затрагивает не только прессу, но также театр и кино. Так Ленинградский театр сатиры ставит спектакли: «Фабрика канители» и «Суд над антисемитом» – высмеивающие это уродливое явление. В рабочих клубах под знаменем кампании организуются киновечера, где демонстрации фильмов сопровождаются соответствующими докладами об антисемитских эксцессах. (С 1928 г. регулярность появления в ленинградской печати материалов против антисемитизма выросла от одного раза в месяц до раза в неделю и чаще). Кампания достигла пика в 1929-1930 гг., и постепенно затухая в 1932-1933 гг., практически прекратилась с убийством Кирова.

Несмотря на весьма распространенный в 1920-х гг. в Ленинграде антисемитизм, представители еврейской национальности оказались почти единственной группой населения, выигравшей в социальном плане от Октябрьской революции, т.к. составляли наиболее образованную часть населения второго по важности города страны и были более других вовлечены в процесс урбанизации и советизации. В 1920-х значительная часть госслужащих еще состояла из бывших царских чиновников, от которых власть стремилась избавиться. Первыми претендентами на занятие их должностей были евреи, как наиболее грамотный элемент. В 1930-х гг. этот выигрыш стал особенно ощутим в связи с предпочтением, оказываемым советским режимом новой интеллигенции, необходимой для осуществления плана индустриализации всей страны. 

 

 

Текст подготовила Анна Тирле

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить